Когда я вернулась в Сан Франциско, родственница из России скорбным голосом спросила: — Ну, как там, НА Украине?

И снова про Киев. Когда я вернулась в Сан Франциско, одновременно со мной из России, после месячного там пребывания, прилетела родственница. Вперив в меня серьезно-сочувствующий взор, она скорбным голосом спросила:

— Ну, как там, НА Украине?

— В Украине супер — там красиво, там интересно, там просто здОрово.

— Ну, это потому что ты с американским паспортом, — уверенно махнула рукой родственница.

— А при чем здесь американский паспорт? Я ж его на лоб не приклеивала.

— А на каком языке ты там разговаривала?

— В каком смысле? — не поняла я вопроса.

— Ну, на английском?

— На русском.

— Тебе повезло, что тебя не убили, — безапелляционно постановила родственница.

В ходе дальнейшей беседы она очень убедительно и очень убежденно рассказала мне, как опасно, плохо и тяжело приходится русским в Киеве, что если я этого не заметила, то только потому, что мне несказанно повезло, а вообще-то там за русский язык избивают, отказываются обслуживать в магазинах и ресторанах, грабят и насилуют. Ну, то есть мне в Киеве этого было не видно, а вот в России об этом знает каждый дурак.

Я аж задумалась, все ли у меня в порядке со зрением, слухом и, в целом, с головой. Иначе как обьяснить, что мне было хорошо, весело и совсем не страшно в стране, где 100%-но должно было быть плохо, тяжко и опасно? Плохо мне было только от недосыпа, тяжко — от него же и немного от горилки, опасность виделась только в том, что я захочу остаться в этом городе навсегда, а «насиловали» меня исключительно вниманием, комплиментами и гостеприимством, так что я, следуя циничному совету, расслабилась и получила удовольствие.

Если раньше я могла только предполагать и верить, то теперь заявляю как первоисточник — замечательные в Киеве люди, замечательные. Я ни разу не столкнулась с хамством, ни разу не увидела в свою сторону и намека на недоброжелательность, ни разу не услышала недоброй интонации и ни разу не поймала на себе взгляда исподлобья (ну, разве что однажды, и то только потому что один из участников посиделок по объективным причинам не мог поднять голову — горилка сильно расслабила мышцы его шеи и он так и пытался смотреть на окружающих — из положения «уронив голову на грудь»).

Родственница, тем не менее, так мне и не поверила. И не потому, что Первый канал для нее авторитетнее меня, а потому что некоторые предпочитают верить в то, во что удобнее и проще верить. В то, что не требует никаких душевных и физических затрат. А то ж, не дай бог, придется что-то делать..

Юлия Баттерслим, американский адвокат

Теги до матеріалу
, ,