Иловайская Пасха

Ее позвали сначала просто поговорить.

Но вместо разговора, взяли в цепи, напялили на голову терновый венок – вы же, хохлухи, любите веночки – бичевали публично, сорвав рубаху, под хохот вежливой солдатни, которой нигде никогда нет.

А потом прибили к дереву за руки и ноги.

Она не хотела умирать и билась на кресте, вырывая ладони через гвозди. Отдельные части выходили, но русские их ловили и прибивали обратно.

Чтобы она больше не дергалась, ее проткнули копьем под грудь, разыграли ее порванные одежды в карты, выпили, закусили и разошлись.

Когда палачи делили ее тряпки, она была еще жива, и все видела. А потом она вздохнула и умерла.

И, согласно писанию, три дня она пребывала в аду. Где проповедовала спасение непосвященным, грешным и даже бесам. И тот кто ее услышал, тот поднимался из ада.

Так поднялся и я, затесавшись между бесами и грешными.

На третий день после казни три ихтамнета пришли проверить ее могилу. Но камень склепа был отвален в сторону, а на граните лежал только саван цвета жита и неба.

Один ихтамнет уверовал и застрелился на месте, второй стал кричать «а докажите, ваш доказательства не доказательства», вошел в свинью и прыгнул с обрыва, а третий куда-то позвонил по черному телефону, и ему сказали в ухо: «Денег нет, но вы держитесь».

А она, себя воскресив, явилась среди своего народа, и сказала ему: Народ мой! С сатаной не о чем разговаривать. Собирайте бронь и оружие, мужи. Жены пусть берегут очаг и детей. А дети пусть учатся полезному.

Мужи народа ответили: Ты ли это? Ты должна быть мертва! Дай нам тебя потрогать, и вложить персты в язвы твои, чтобы убедиться в твоем воскрешении.

***
– За хуй себя потрогайте! – сердито сказала она. – Есть ли он у вас, мужи? Если есть — вы знаете что вам делать после Иловайска. А если нет, так вам кацапы вложат от души в ваши язвы по самые персты. Не найдете у себя уда и ятр в шароварах — пойду к вашим женам, они защитят свой очаг когтями. А потом к вашим детям, чтобы встали на пороге хаты с деревяными саблями.

– Неньо! – сказали с обидой мужи. – Ну что же ты с нами так. Мы уже все поняли. Уже берем бронь и зброю. Какой сегодня день?

– Иловайский день, – сказала она. – Красный на черном.

– А если нас убьют? – спросили мужи народа уже на пороге, застегивая хрустящее велькро на брониках.

– Ну меня же много раз убивали, и ничего, – ответила Неня.

– Так то ты, а то мы.

– Так то вы и есть я. Не, ну если кто не хочет, то может остаться…

– Тьху на тебя!- сказали мужи. – В смысле не как на родину тьху, а воопще то на косяковое предложение. Ну, мы пошли, чилишоли?

– Идите, – одними губами неслышно сказала Неня.- Я только пол вымою, дзеркала затулю, дверь зачиню и с вами пойду. Разом уйдем, разом вернемся. Нет со мной смерти.

***
Иловайск — кровавая Пасха нашего народа.

Смерть отважных воскресила робких.

Мы всей нацией, всей Неней с трудом вырвались из Иловайского котла мышебратства, адиннарода и гадючьего гипноза. Но кто-то там остался лежать телом, а не буквой.

Не забывайте о них, когда кончается лето.

Look Gorky, блогер

Теги до матеріалу
, , , ,