Рассказ о том, как поссорился Владимир Владимирович с Петром Алексеевичем

Славные у Владимира Владимировича башмаки! Как оденет их и черный сюртук, так сразу словно возвышается над миром и парит большой черной вороной в высоком небе. Дом у Владимира Владимировича, ну, просто чудо! Ни в сказке сказать, ни пером описать. Все там прилизано, причесано, отлакировано. Самое же удивительное – нет ничего на свете, чего не смог бы сделать Владимир Владимирович! Он и швец, и жнец и на дуде игрец. Соседи подметили, однако, – стал он в последнее время набожным. Чуть что – в церковь шмыг и свечку ставит, но не говорит кому и почему. Кажется, все есть у Владимира Владимировича, чего душа пожелает, а ему все неймется и хочется выкинуть какой-нибудь фортель. По выражению его слуги – женат он на своем богатом приусадебном хозяйстве, хотя и бегает в его доме пышногрудая молодуха Алена.

Со своим соседом Петром Алексеевичем жил Владимир Владимирович в мире и дружбе достаточно долго. Случались иногда неприятные истории, только обходились они без упреков и обвинений. Особенное недовольство Петра Алексеевича вызывал козел Владимира Владимировича, который постоянно забирался в его огород и пожирал там его капусту.

Тут следует заметить, что куры Петра Алексеевича тоже частенько наведывались в курятник Владимира Владимировича и клевали там зерно, рассыпанное отнюдь не Петром Алексеевичем. Все это как-то протекало само собой и без последствий до тех пор, пока козел Владимира Владимировича не залез в очередной раз во двор Петра Алексеевича, сожрав там всю капусту, приготовленную для шинкования на зиму. Застав козла соседа на месте преступления, Петр Алексеевич в гневе так огрел его дубинкой, что бедный козел Владимира Владимировича стрелой летел со двора и чуть не обломал себе рога об невысокий забор, стоящий между дворами Петра Алексеевича и Владимира Владимировича.

Увидев такое грубое отношение к своему любимому козлу, которого Петр Алексеевич чуть не прибил, Владимир Владимирович сильно осерчал, однако виду не подал и задумал совершить соседу крупную подлянку. На следующий день, когда Петр Алексеевич пошел в гости к своему шурину, Владимир Владимирович перенес забор возле их общего пруда так, что маленькие мосточки для лодки соседа оказался на его территории. Когда Петр Алексеевич вернулся из гостей и увидел все это безобразие, то буквально остолбенел. Придя в себя, он позвал Владимира Владимировича и вопросил:

“Что это вы уважаемый Владимир Владимирович нагородили?”.

“Ничего я не городил. Петр Алексеевич, я поставил забор там, где он стоял сто лет назад”, – как ни в чем ни бывало излагает свое понимание вопроса Владимир Владимирович.

“Да, откуда ж, голубчик, вам известно – где стоял забор сто лет назад?” – недоумевает Петр Алексеевич.

“Мне все известно, Петр Алексеевич, вы вон моего козла чуть не прибили вчера, так я вам и слова не сказал, а тут – всего лишь забор на семь аршин перенес, эка проблема”, – стоит на своем Владимир Владимирович.

“Так мне ж теперь и к пруду не подойти!”, – не унимается Петр Алексеевич.

“Это не беда. На этом пруде и делать то нечего”, – завершил разговор Владимир Владимирович.

Видя, что с соседом говорить бесполезно, пошел Петр Алексеевич на следующий день к городскому голове и говорит:

“Мой сосед Владимир Владимирович перенес забор на семь аршин и забрал часть моего огорода. Что с ним делать? Он заявляет, что сто лет назад забор стоял на том самом месте, куда он его перенес”.

“Не может быть!, – удивился голова, – мы всегда считали Владимира Владимировича добропорядочным горожанином”.

“Вот вам истинный крест!”, – подтверждает Петр Алексеевич.

“Ну. хорошо, – говорит голова, – я поговорю с Владимиром Владимировичем и попробую убедить его перенести забор обратно”.

Не откладывая это дело в долгий ящик, пошел голова к Владимиру Владимировичу на разговор. Угостил Владимир Владимирович голову не только чаем, но и горилкой с ароматным салом. Говорили они долго, однако Владимир Владимирович остался при своем – ничего я обратно переносить не буду, а пусть остается так, как есть!.

“Так это же самоуправство!”, – чуть ли не возмущается голова.

“Как хотите думайте, а я от своего не отступлюсь”, – насупился Владимир Владимирович.

Донес голова сей разговор до городской Рады и та решила: отлучить Владимира Владимировича от торговли на городском рынке за такие постыдные дела. С тех пор Владимир Владимирович возит свой товар на продажу в соседний город, а Петр Алексеевич отгородился от Владимира Владимировича высоким забором и больше с ним не общается.

По материалам Обозреватель

Смотрите также “Нежданный поворот. Военные учения “Запад-2017″ Армия Путина на марше”: