То, о чем так долго с опаской говорили в Москве, случилось

То, о чем так долго с опаской говорили в Москве, случилось: натовские ботинки буднично топчут украинскую землю. И даже парадом, с расчехленными знаменами ходят по Хрещатику. Как союзники. В торжествах 26-го Дня независимости участвовали подразделения из США, Великобритании, Канады, Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и Румынии. Да еще и шли они мимо своих министров обороны. Как и бойцы из Грузии и Молдовы. Помимо них среди гостей были главы оборонных ведомств Турции и Черногории. Отнюдь не принципиальным исключением оказались британцы — Лондон представлял замминистра.

В этой демонстрации единства обращают на себя сразу несколько аспектов.

Во-первых, участие иностранных солдат в параде обычно является результатом взвешивания «за» и «против», а также дипломатических усилий как принимающей, так и приглашенной стороны. Так вот, состав «коалиции свободы» указывает на то, что отмеченный еще бушевским министром обороны Дональдом Рамсфелдом европейский раскол со времен войны в Ираке так и не преодолен. Были ли на Михайловской достаточно прозорливы, чтобы не попытаться или же получили отказ, в данном случае неважно. Но на параде не было представителей ни Германии, ни Франции. С одной стороны, они, конечно, являются «нормандскими арбитрами» и должны блюсти нейтралитет. С другой — при очередном напряжении в отношениях с англосаксами по обе стороны Атлантики и хоть неуклонно снижающемся, но все еще внушительном объеме связей с Москвой — им не с руки лезть на рожон.

Так что вчерашний парад, помимо всего прочего, продемонстрировал, что раздел на Старую и Новую Европу по-прежнему актуален.

Первая стремится избегать конфронтации и сохранять, насколько возможно, статус-кво. Вторая стремится к безопасности и утверждению своей субъектности. Правда, при этом ближайшие соседи Украины — Словакия и Венгрия — все же предпочитают не рисковать потерей российских денег, не говоря уже о Чехии.

Во-вторых, тем не менее, наши европейские гости продемонстрировали, что охватывающая Россию с запада балто-черноморская дуга в стратегической плоскости все же складывается, независимо от сиюминутных политических игр. Причем на севере она упирается в Финляндию, которой чем дальше, тем труднее устоять перед соблазном стать под зонтик коллективной безопасности, а на юге — в Турцию, для которой, несмотря на ее растущее своенравие, российская оккупация Крыма остается неприемлемой как минимум с военной точки зрения. В то же время, перспективы Триморья пока всерьез рассматривать нет смысла. Отправка министра обороны в Киев для Подгорицы стала лишним способом продемонстрировать Кремлю свое возмущение попыткой государственного переворота, но в целом Балканы остаются позитивно или нейтрально-лояльными Москве. И отсутствие их представителей на параде — лишнее тому подтверждение.

Тем не менее, в-третьих, такое количество подразделений стран-союзниц по НАТО, участвовавших в параде, — зримо переломный момент в истории нашей интеграции в Североатлантический альянс. Знаменует ли оно собой точку невозвращения на этом пути, мы узнаем довольно скоро (по-видимому, да), но при этом стоит отметить, что никто иной как Россия открыла окно для такой возможности. Причем Кремль практически исчерпал возможности для перемены этого вектора. Положение, в котором оказалось российское руководство, наиболее точно характеризуется термином «цугцванг». И предпосылкой к его усугублению является визит в Киев министра обороны США Джеймса Мэттиса.

Здесь стоит отметить, что в предыдущий раз глава Пентагона посещал Украину десять лет назад.

Тогда это был Роберт Гейтс, приезжавший на закате второго срока Джорджа Буша-младшего, накануне Бухарестского саммита НАТО, на котором Германия и Франция заблокировали предоставление Украине и Грузии Плана действий относительно членства в Альянсе.

В последствии администрация Барака Обамы увлеклась перезагрузкой отношений с РФ и к этому вопросу уже не возвращалась.

Сменивший Обаму Дональд Трамп попытался было сыграть в изоляционизм, но эта игра слишком дорого обошлась и ему, и его окружению. Так что Америка стремительно отыгрывает позиции в игре глобальной.

Приезд Мэттиса в этой связи означает конец размолвки между Белым домом и Банковой из-за слишком откровенной ставки последней на Хиллари Клинтон и скандала вокруг Пола Манафорта.

Мэттис — фигура в нынешней администрации знаковая. Он — первый и пока единственный назначенец Трампа, заручившийся безоговорочной поддержкой Сената. Против него был подан лишь один голос — при том что остальных приходилось буквально протягивать: и госсекретаря Рекса Тиллерсона, и генпрокурора Джеффа Сешнса утверждали с незначительным перевесом.

Такая поддержка Мэттиса конвертируется в авторитет — в вопросах оборонной политики и безопасности у него конкурентов нет. Что, кстати, в очередной раз было подтверждено 21 августа, когда Дональд Трамп представил новый план действий в Афганистане. Кроме того, у Мэттиса есть два серьезных союзника — советник по национальной безопасности Герберт Макмастер и недавно возглавивший аппарат Белого Дома, но уже устроивший там большую чистку Джон Келли.

Это генеральское трио отлично понимает, какую опасность представляют московские любители исторических реконструкций.

Так что вопрос предоставления Украине оборонительных вооружений, по всей видимости, уже перешел в практическую плоскость. И этим, надо полагать, дело не ограничится. На очереди передача технологий и углубление сотрудничества в области ВПК. Не в этом ли кроется причина скандала вокруг южмашевских двигателей для ракетной программы КНДР, вспыхнувшего за две недели до визита Мэттиса?

Здесь стоит отметить, что между Украиной и Северной Кореей есть связь: сейчас это крайняя западная и крайняя восточная точки напряжения в непосредственной близости у российских границ. При самом деятельном участии РФ. В обоих случаях Америка реагирует все более решительно. Дуэт дипломата Курта Волкера и генерала Джеймса Мэттиса в Украине и учения в Южной Корее оставляют ощущение синхронности. Особенно на фоне заявления Европейского командования Пентагона, что одновременно с российско-беларусскими маневрами «Запад-2017» ВВС НАТО проведут свои учения с боевыми стрельбами.

На севере — в Заполярье — бряцание Москвы оружием вызвало ответную реакцию, и регион ударными темпами милитаризуется. На юге Россию подпирают буферные Монголия и центральноазиатские де-факто диктатуры, за влияние на которые Москве приходится соперничать и с Китаем, и с внерегиональными игроками.

Точкой максимального напряжения здесь является Афганистан. Который в последнее время также все более дестабилизируется Россией: за текущий год ее неоднократно обвиняли в поставках оружия и политической поддержке Талибану. Это довольно рискованно, учитывая слабость центральноазиатских режимов, но возможности проецировать силу у Москвы — в частности, на сирийском (и отчасти иракском) направлении объективно сокращаются, а новый поджог «кладбища империй» — сравнительно недорогой способ создать проблемы всем «пожарным». Тем более что это все равно позволяет обеспечить отток фундаменталистов из РФ и буферных стран.

Как бы то ни было, любые действия Кремля сейчас приводят к тому, что периметр безопасности вокруг России сужается, равно как и возможности его контролировать.

Очевидно, география — ключ к лучшему пониманию целей и задач Мэттиса в ходе визита в Киев. Итак, в понедельник обработанный министром обороны Трамп заявляет, что приоритеты США в Афганистане сменились (мы воюем с террористами, а не строим государство), причем Тиллерсон тогда же упрекает Кремль в вооружении талибов. Во вторник Мэттис внезапно летит в Ирак, где не только заявляет об успехах в войне с «Исламским государством», но и пытается обезвредить новую бомбу под регионом, уговаривая главу курдской автономии воздержаться от проведения референдума о независимости, намеченного на 25 сентября. Кремль в последние годы активно заигрывал с курдами, возможно, приложился к идее референдума, и вряд пройдет мимо этой даты. После нее, как анонсировал Вашингтон, Мэттис будет в Индии — помимо прочего, вероятно, договариваться о взаимодействии в Афганистане.

Таким образом, логично предположить, что Пентагон стремится использовать оставшийся месяц для максимальной стабилизации ситуации в Украине и повышения ее обороноспособности любыми средствами. Потому что потом, возможно, вновь придется разбираться с Ближним Востоком.

Алексей Кафтан, журналист

Смотрите также “Фэйк РосТВ о Мэттисе”: