Cвіт Україна

Израильский спецназовец в АТО: «Боевики визжали как свиньи, разбегаясь по кустам»

Он родился в России, вырос в Израиле, а с мая 2014-го года воюет за Украину в зоне АТО. Григорий Пивоваров, бывший солдат израильской армии, в интервью «Народной Правде» рассказал, как отбивал у сепаратистов украинский город Счастье, при каких условиях он выстрелит в своего побратима и почему не надо бояться россиян, а тем более боевиков на войне.

Григорий Пивоваров родился в Петербурге и жили там до девяти лет. В июле 1990-го года семья переехала в Израиль. Любимым детским развлечением на новой Родине стала охота на черных скорпионов в кибуце. Воспитывал Григория дед, который научил быть мужественным и привил тягу к изучению языков. Григорий разговаривает на иврите, английском, русском, украинском, испанском.

«Одел форму, значит ты должен убивать врагов»

— Вы служили в Армии обороны Израиля, ЦАХАЛе?

— В Израиле для мужчин и женщин — это стандартный этап жизни.

На службу в армии все смотрят позитивно, многие воспринимают это как приключение. Для солдата нормально рассказывать в каких боях он был и сколько врагов убил. Это воспринимается как должное и никто, когда служит в армии не говорит ни о каком гуманизме или высоких материях. Одел форму, значит ты должен убивать врагов своего государства. Все просто.

— В Украине другое отношение солдат к войне и «цивильных» к солдатам?

— Вы знаете, мне немного странно, когда в Украине, мне посторонние люди рассказывают, что меня на войне могут убить и вообще идти на войну — это опасно. Я знаю это, и я иду в армию, понимая, что на меня будут охотиться снайперы и накрывать «Градом». Я прекрасно это осознаю, но также я осознаю, что пока я служу — кто-то отдыхает, встречается с девушками, лежит на пляже и для них я должен выложиться на максимум, отдать все, что у меня есть. Потом они будут воевать, а я буду спокойно работать и жить. Мы все надеемся вернуться живыми, а если не повезет, то надо забрать побольше врагов с собой. А рассуждать о высоких материях на войне ни к чему.

— Какая воинская специализация у вас была ЦАХАЛе?

— Я не могу раскрывать подробности. Скажу в общих чертах — служил в пехоте особого назначения для ведения боев в тяжело доступных местах.

— Когда Вы приехали в Украину?

— Во время Майдана. Один мой хороший друг, который был медиком на Майдане, попросил помощи, и я приехал в Киев.

Вскоре я осознал и понял, что украинский народ творит историю и пытается сбросить оковы Совка и России. Я всегда был противником рабского менталитета. Уже во взрослом возрасте я пожил и попутешествовал по России. И видел эту, еще крепостную психологию, когда есть господин, эдакий помещик XXI века и есть рабы XXI века, которые зависимы полностью и бояться своего хозяина, и унижаются перед ним.

— Как попали в Айдар?

— Благодаря моему другу Саше Итальянцу, настоящему патриоту Украины, который показал мне эту чудесную страну и рассказал историю украинского казачества. После Майдана мы не могли просто сидеть в Киеве и смотреть как враг захватывает страну. Решили, что поедем воевать. Сашка Итальянец был самым веселым и простым из нас. Он погиб в октябре 2014 года, когда «Айдар» прорывался на помощь ребятам из Винницкой Нацгвардии, которые обороняли 32-ой блокпост.

— До того, как отправиться в зону АТО – тренировались, или навыков, полученных в ЦАХАЛе было достаточно?

— Был небольшой промежуток времени, когда немного тренировались.

«Это война, где бывает и голодно, и больно, и много несправедливости»

— Многие добробаты в начале войны оказались на грани выживания. Я знаю подразделение, которое трое суток сидело в окопах совершенно без еды, а потом стали звонить волонтерам и просить привезти хоть что-то поесть. Как было у вас?

— Всякое было. Как-то стояли на «точке» и из еды было два небольших куска сала и несколько сухарей. Но следует понимать, что это война, где бывает и голодно, и больно, и много несправедливости.

— Какой бой запомнился? Где это было?

— Освобождение Счастья. Я тогда был вторым номером РПГ расчета. Моя задача была заряжать «шайтан-трубу» и прикрывать гранатометчика автоматным огнем. На подходах к Счастью, было несколько боестолкновений, мы вошли в город, укрылись под мостом, а потом начали штурм хорошо укрепленного блокпоста боевиков. Адреналин был выше крыши. Наша первая группа поднялась в атаку, следом по две стороны моста выскочили мы, гранатометчики, открыли массированный огонь по противнику… Это непередаваемые чувства, когда на войне ты справляешься со своей задачей. Под вечер мы взяли город. У нас не было потерь, только раненные. Все были уставшие, но очень довольные.

— Помните, как в первые выстрелили в человека и зафиксировали попадание? Где и как это было?

— Я не стреляю в людей, я стреляю в зверье с автоматами в руках. И честно — мне по барабану, никаких особых эмоций я не чувствую. Только становлюсь расчетливым и внимательным перед тем, как сделать выстрел. Вот и все.

— Фактически вы воюете три года. Многие бойцы говорят, что уже после года службы морально тяжело выдерживать войну…

— Честно? Бывает тяжело, нервы пошаливают. Но на войне я не один, вокруг побратимы и я не могу себе позволить из-за эмоциональной усталости подвести своих ребят. Есть проблемы, не скрываю, бывает очень устаешь. Но это периоды и их надо просто перетерпеть. Выждать, как когда-то мы сутками ждали в засаде ДРГ противника. На войне надо искать позитив и возможность пошутить. Хочу, чтобы ребята видели меня веселым и позитивным. А еще у меня есть контракт и я его закончу с достоинством.

— А какие моменты в АТО наиболее тяжело переносить?

— «Крысятничество». Если узнаю, что кто-то из своих продает «налево», например, топливо для техники, то буду в ярости. Могу выстрелить. И уж точно «солью» начальству. Нет, я не считаю это стукачеством. Вы знаете, по израильским понятиям, предательство Родины является самым тяжким преступлением, хуже изнасилования. Вредить солдатам, предавать солдат, торговать оружием, которое нужно армии — это очень жесткое табу и грех.

«Мы слышали, как боевики орали и визжали как свиньи, разбегаясь по кустам»

— Насколько уровень израильской армии отличается от украинской?

— С моей стороны сравнивать и отдавать кому-то преимущество будет некорректно, так как я бывший солдат ЦАХАЛа, а сейчас — солдат ВСУ. Я могу сказать, что за три года непрекращающейся войны украинская армия стала одной из самых боеспособных в мире. Есть масса позитивных моментов: улучшено снабжение, идет модернизация вооружения, более тщательная подготовка личного состава. Минусов тоже много, но мы с этим справимся и исправим ситуацию. Вавилонская башня тоже не за мгновение строилась.

— Что скажите про «армию» боевиков?

— Если говорить конкретно о боевиках, то в своей массе это обезьяны и орки, которых гонят на убой российские офицеры. После серьезного удара они сразу разбегаются, бросая раненных, потом запрашивают перемирие. А чтобы оправдать свои потери придумывают, что тут воюет не украинская армия, а какие-то супернаемники со всего мира. Однажды был ближний бой, мы накрыли боевиков тяжелым пулеметом, потом «шлифанули» ручным пулеметом и слышали, как они орали и визжали как свиньи, разбегаясь по кустам. Это реальность. Это было. Многих этих боевиков положили еще в 2014 году, кто-то из них сошел с ума от увиденного на войне и лежит сейчас в лечебницах для душевнобольных. Так что, сейчас в основном с нами воюет российская армия. Там есть немного специалистов очень высокого уровня, приходилось сталкиваться, но опять-таки — россиян на войне бояться не надо. Они воюют числом, а не умением.

— Я читал, что вы хотите получить украинское гражданство. С этим есть проблемы?

— Если честно, я не знаю. Я год не выезжал из зоны АТО, не считая очень коротких отпусков, это во-первых, а во-вторых, я могу предложить план, как отбить населенный пункт у сепаратистов, а как получить паспорт — не знаю. С этими бумажками, я как дуб. Единственное, что я знаю, что я оформлен, как иностранец и когда закончится мой контракт, я получу паспорт. Шаг за шагом все идет. Уже получил УБД (участника боевых действий, — «Народная Правда»). Надеюсь, вскоре будет и гражданство.

— Когда закончится война на Донбассе?

— Я был бы рад, если бы она закончилась уже вчера (смеется, — «Народная Правда»). Но если серьезно, я не гадаю и таких прогнозов делать не могу. Я простой солдат, который уже год не вылазит из зоны АТО, а, чтобы делать такие прогнозы, нужно видеть картину даже не с тактического, а стратегического уровня. Я знаю, одно — когда закончится мой контракт, то я займусь внутренним туризмом в Украине. Эта страна прекрасна и о ней можно очень много рассказывать самим украинцам.

Кирилл Железнов

                                       Войска особого назначения Израиля / Сайерет Маткаль

Загрузка...

One Comment

  1. Настоящий мужик. Таким людям, как он, защищавшим нашу страну, должны давать её гражданство.

    Reply

Post Comment